Популистская политика

Продолжая популистскую политику, З.А. Бхутто в июле 1976 г. объявил о взятии под государственный контроль (что означало принудительный отбор собственности без компенсации) примерно 4 тыс. мелких и средних предприятий аграрной про­мышленности — рисорушек (около 2 тыс.), мукомолен и заведе­ний по очистке и прессовке хлопка. Принятое решение почти сразу породило массу недоумения и критики.

Впервые после 1972-1974 гг. власти вновь вернулись к мерам широкой национа­лизации. Причем на этот раз они били по интересам не кучки крупных собственников и богатых людей, но значительного слоя в основном скромно обеспеченных жителей полусельских горо­дов, разбросанных по всей глубинке, вдоль пояса выращивания товарного риса (орошаемые районы Синда и Панджаба), качест­венной пшеницы и хлопчатника (весь ареал поливного земле­делия от долины Пешавара на севере до районов нижнего тече­ния Инда на юге).

Оправданием для такого шага служили такие аргументы, как исключение практики припрятывания запасов с целью спекуля­тивного манипулирования ценами, сбыта на черном рынке, порчи качества муки. Носителями зла при обосновании принятых мер выступали посредники, скупщики урожаев у крестьян и продав­цы главных для городских бедняков товаров (муки и риса). Устранение слоя посредников (артхи или архати) провозглаша­лось главной социальной целью реформы.

Как убедительно доказывает Ш.Д. Бурки, главная цель приня­тых мер состояла в попытке создать единую агропромышленную вертикаль под контролем помещиков из числа потомственных землевладельцев,    которые   поставляли    существенную    часть товарной сельхозпродукции. В колониальное время роль посред­ников, торговцев-оптовиков, выполняли индусы и сикхи. После их эмиграции политически влиятельные на первом этапе пересе­ленцы из Индии захватили контроль над скупкой и переработкой аграрной продукции.

Выиграли новые торгово-посреднические слои и от политики времен М. Айюб Хана. В результате в сельской местности сложились две экономические и полити­ческие группы — с одной стороны, местные лендлорды, с другой -переселенцы (причем это в основном не урдуязычные мухаджиры в городах Синда, а панджабцы родом из восточных, оставшихся на стороне Индии округов). Устранить или ослабить позиции последних и была призвана национализация 1976 г. Характерно при этом, что управление взятыми в государственный сектор предприятиями попало в основном в руки крупных лендлордов или их представителей. По некоторым подсчетам, до 3/4 из 4 тыс. предприятий попали в их распоряжение, в частности благодаря командным позициям, которые они заняли в новых структурах правящей партии .

Другие меры, принятые администрацией Бхутто в расчете на поддержку крупных землевладельцев, включали субсидирование цен на сельскохозяйственную технику (тракторы и другие маши­ны, насосы для орошения), удобрения, пестициды, а также льгот­ное кредитование расходов на приобретение всего этого через систему государственных банков. Таким образом, отрицательный для крупных землевладельцев эффект от объявленного повыше­ния земельного налога значительно перекрывался льготами и субсидиями.

Укрепив, как ему казалось, свои позиции в деревне, где проживало абсолютное большинство (свыше 2/3) избирателей, Бхутто стал готовиться к новым выборам. Пятилетний срок, отведенный по конституции, истекал только в августе 1978 г., но уже летом 1976 г. было принято, очевидно, принципиальное решение о досрочных выборах. При этом Бхутто шел на них, не сомневаясь в успехе. Настолько сильными представлялись позиции его пар­тии и велика была его личная популярность. Политическая оппо­зиция, напротив, оставалась ослабленной и раздробленной, раз­диралась мелкими склоками и взаимным недоверием.

Бхутто не только всегда предпочитал президентскую форму правления парламентской, но, как впоследствии стало известно, заранее готовился внести в действующую конституцию такие поправки, которые делали бы ее максимально приближенной к президентской. Для этого ему необходимо было обеспечить своей партии не только простое, но и квалифицированное боль­шинство (в две трети) в будущем парламенте.

5 января 1977 г. (в день своего рождения) Бхутто объявил о новых аграрных преобразованиях. В качестве «подарка нации» вводился новый потолок индивидуального землевладения -100 акров (40 га) орошаемой и 200 акров (80 га) неорошаемой земли. Излишки выкупались на облигации со сроком погашения в 10 лет, но земля передавалась мелким крестьянам и арендаторам бесплатно. Более того, впервые в истории Пакистана деклариро­валось введение подоходного сельскохозяйственного налога, при­чем собственники с небольшими наделами (до 25 акров ороша­емой и 50 неорошаемой, богарной) освобождались от его уплаты. В сочетании с некоторыми другими льготами объяв­ленные реформы создавали впечатление заботы о прогрессивном развитии сельского хозяйства через культивирование средних и малых хозяйств, подъем жизненного уровня и улучшение хо­зяйственных возможностей бедных крестьян и арендаторов.

В своем обращении к нации Бхутто так объяснил свое особое внимание к аграрному сектору: «Я за народ… Но определить интересы народа — это нелегкая задача… Если в нашем сельском хозяйстве не навести порядок, экономика не сможет процветать». Склонный к издевке над политическими соперниками, он в том же обращении сказал: «Если бы я был политиканом, как другие, я бы сделал эти реформы привлекательным пунктом в предвыбор­ном манифесте нашей партии… но я не веду себя таким образом». Спустя три дня, выступая в Национальном собра­нии, он заявил, что выборы состоятся через два месяца. Затем последовал указ президента о роспуске парламента и назначении выборов нового на 10 марта 1977 г.

Republished by Blog Post Promoter

2 Comments

  1. Иван

    «Я за народ… Но определить интересы народа — это нелегкая задача» — а умнее он ничего не придумал?))))

    Reply
  2. Виталик

    Отлично подобрали парочку!!!)))

    Reply

Добавить коментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.