Процесс восстановления

26 Oct 2012

Основной составляющей политической жизни была борьба между правящей группировкой и оппозицией, возглавляемой многопартийным объединением ДВД. Надо отметить, что пози­ции его несколько ослабли после отмены военного режима, поскольку главная цель движения, хотя и формально, но все же была достигнута.

В изменившейся обстановке ДВД в качестве основного выдвигало требование доведения до конца процесса восстановления гражданского парламентарного строя – ухода М. Зия-уль-Хака с поста начальника штаба, проведение всеобщих выборов на партийной основе и создание правительства в соот­ветствии с их результатами. Неприятностей генералу добавило триумфальное возвращение 10 апреля 1986 г. на родину Беназир Бхутто. В целом оппозиции удалось развернуть довольно силь­ную антиправительственную кампанию, но по широте, остроте и продолжительности она была недостаточна, чтобы вынудить власти пойти на отмеченные выше действия.

Однако опасность для политической стабильности режима возникла с другой стороны. Несмотря на принципиальную близость президента и главы правительства по основным государ­ственным проблемам, между ними постепенно нарастали расхож­дения по тактическим вопросам – назначения на государственные посты, представительство Пакистана на международной арене, подхода к афганской проблеме.

Президент и его окружение (вер­хушка военной и гражданской бюрократии, руководство религи­озно-общинных партий, панджабо-пуштунская элита) занимали в этом вопросе более жесткую позицию, поддерживали наиболее экстремистские круги афганской оппозиции. Расхождения по этой проблеме особенно усилились на завершающей стадии афга­но-пакистанских переговоров в Женеве с участием личного пред­ставителя Генерального секретаря ООН и в начале выполнения достигнутого 14 апреля 1988 г. соглашения.

Эти разногласия в основном были вызваны попыткой определенной части правящих кругов (прежде всего членов представительных органов власти, в определенной степени зависевших от настроений электората) не­сколько ограничить авторитарный характер правления М. Зия-уль-Хака. Эти действия находили положительный отклик в об­ществе.

Со всем этим сохранивший диктаторские замашки гене­рал-президент мириться был не намерен. 29 мая 1988 г. он рас­пустил законодательные органы власти, уволил в отставку цент­ральное и провинциальные правительства, возложив на них всю ответственность за социально-экономические проблемы, рост коррупции, спекуляции, преступности и т. д. Это действие было совершено М. Зия-уль-Хаком в день, когда премьер-министр вер­нулся из поездки по странам Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока. Естественно, он не смог предпринять каких-то ответных действий.

После данного события вся полнота власти сосредоточилась в руках президента. По своему усмотрению он назначил централь­ное правительство (во главе которого М. Зия-уль-Хак встал сам), провинциальные кабинеты министров, губернаторов провинций.

При этом он искусно маневрировал, «разбавляя» назначенцев из своих твердых сторонников теми, кто служил в прошлом под на­чалом премьер-министра, но не особенно с ним ладил. В резуль­тате, почти половину нового центрального правительства соста­вили члены прежнего кабинета министров. Это должно было свидетельствовать об определенной преемственности курса ново­го режима, особенно в области сохранения кадров. Наиболее

ярким проявлением такой политики явилось назначение на пост министра иностранных дел известного государственного деятеля, генерала в отставке С. Якуб Хана, который возглавлял внешнепо­литическое ведомство во время военного правления и в кабинете М.Х. Джунеджо, однако в 1987 г. ушел в отставку из-за разногла­сий с главой правительства.

Широкое маневрирование властей имело место и в других сферах жизни общества. Был пересмотрен разработанный кабине­том М. X. Джунеджо государственный бюджет на 1988/89 г. Для привлечения на сторону правительства населения страны в новом варианте бюджета были предусмотрены создание специальных фондов для групп с низкими доходами, улучшение пенсионного обеспечения и другие меры популистского характера.

В то же время в интересах главной опоры режима – армии – почти на 7 % увеличивались военные расходы. Для усиления поддержки тра­диционалистских кругов президент 15 июня издал указ о введе­нии шариата в качестве высшего закона страны. Этот указ был одобрен Сенатом (верхняя палата досрочному роспуску не под­лежала); однако отсутствие нижней палаты сделало невозмож­ным превращение этого билля в закон.

1 отзыв

  1. admin says:

    Печальный мальчик…прям как я:(

Ваш отзыв