Обострение ситуации в Синде

21 Sep 2012

Согласно представлениям, распространенным среди левоориентированных, да и либерально настроенных групп ин­теллигенции, в Пакистане насчитывалось четыре крупные нацио­нальности – панджабцы, синдхи, пуштуны и белуджи. О кризис­ных явлениях в «малых провинциях» с преобладанием представи­телей двух последних национальных групп уже шла речь выше.

Между тем правительство столкнулось также с проблемой синдхского национализма.

Еще летом 1972 г., в «медовый месяц» режима, произошло резкое обострение ситуации в Синде. Законодательное собрание провинции приняло закон о преподавании, поощрении и исполь­зовании языка синдхи, сделав его обязательным для преподава­ния в старших классах всех государственных школ. Закон не только утверждал синдхи в правах официального, но и преду­сматривал меры по прогрессивному переходу на него, вместо языка урду, при ведении дел исполнительной, законодательной и судебной ветвями власти в провинции. Столицу Синда, много­миллионный Карачи, где урдуязычное население составляло около 90 % жителей, как и другие большие города, в которых синдхи были в меньшинстве, мгновенно охватила волна гнева и протестов.

Да и еще, пока я совсем не увлекся статьей, предлагаю вам огромный выбор гостиниц Анапы в которые вы могли бы заселиться в любой момент. На сайте, вы сможете найти каталог предлагаемых гостиниц, а так же их номеров.

Выходцы из Индии и члены их семей чувствовали угрозу не только своему престижу, но и благополучию, так как последнее во многом зависело от перспектив с устройством на работу в государственных учреждениях. Начались столкновения и кровавые погромы. В июле-августе весь Синд превратился в арену братоубийственной войны, десятки людей были убиты, а сотни ранены. Власти провинции с трудом удерживали ситуа­цию под контролем.

Пришлось вмешаться Бхутто, который по­обещал не форсировать события. Закон о языке был дополнен по­ложением, предусматривавшим 12-летний переходный период в процессе повышения статуса синдхи. Это разрядило обстановку, так как дополнение к закону фактически закрепило на длитель­ный период прежний порядок.

Вместе с тем волнения по поводу языка оставили глубокий след. Антагонизм между синдхами и урдувала (урдуязычным на­селением), городским и сельским Синдом обнажился и усилился. В конце концов он привел к возникновению сначала студенческой организации мухаджиров (в 1978 г.), а в середине 1980-х их политической организации – Мухаджир кауми мувмент, то есть Национальному движению мухаджиров с его представлениями о наличии пятой национальности в Пакистане, хотя и не имевшей компактной территории проживания, но в остальном подобной другим и претендовавшей на особые права в Синде.

Конфликт между политически активной частью синдхов и му­хаджиров, преломившийся в наиболее острой форме в проблеме

Карачи, наложился на традиционное недоверие между синдхами и панджабцами. К последним, как правило, относит себя абсо­лютное большинство (до 60 %) пакистанцев. Причем как элита, так и средние слои панджабцев, а также пуштунов и в меньшей степени белуджей, следуя предписаниям Джинны, восприняли урду как главный общепакистанский литературный язык.

В ре­зультате произошла заметная «урдуизация», отступление родного языка (включая панджабский с его диалектами) на позиции разговорного в узком кругу семьи и у не обученных грамоте слоев. Самосознание синдхов в этом смысле выбивалось из об­щего ряда и, вероятно, этим можно отчасти объяснить насторо­женное к ним отношение со стороны остальных (за исключением белуджей, которые дали начало многим господствующим синдх-ским кланам).

В начале 1970-х годов в Пакистане, как и в некоторых других странах Востока, особенно исламского, наблюдалась заметная по­ляризация политических сил с постепенным замещением левора­дикального популизма праворелигиозным фундаментализмом.

На выборах 1970 г. три религиозно-политические партии Пакистана добились (в западной части страны) такого успеха, который они смогли затем повторить (и развить) только через 32 года. Из 138 мест в Национальном собрании нового государства они полу­чили 18 (13 %). Ведущая в политико-идеологическом отношении и лучше других организованная Джамаат-и ислами провела лишь 4 депутатов, зато они представляли три провинции (Синд, Панджаб и СЗПП) и были выбраны от округов с большой долей городских жителей.

Наибольшую поддержку у мухаджиров Син­да (Карачи) получила Джамиат-уль-улама-и Пакистан (ДУП), во главе которой стояли улемы (богословы) школы барелви, близкой к непуританской народной практике в исламе. Отсюда, видимо, ее успех в сельских районах Панджаба.

Третья партия, Джамиат-улъ-улама-и ислам, представляя в доктринальном смысле более ортодоксальную школу в суннитском исламе (део-банди), имела последователей главным образом среди пуштунов, сохранивших племенные традиции и склонность к строгому сле­дованию религиозным догматам. В политическом плане она была умеренно-националистической, выступавшей за социаль­ную справедливость, эгалитаризм исламского вида, а также ши­рокие права провинции.

1 отзыв

  1. Иван says:

    Правительство смотрело не туда, куда нужно – и получило по попе

Ваш отзыв