Конфронтация с Индией

27 Jul 2019

Очень важным фактором, который содействовал исламизации вооруженных сил, были конфронтация с Индией, союз с муджа-хедами Афганистана, поддержка исламистов в Кашмире. В ре­зультате многие военнослужащие стали рассматривать себя в качестве «солдат ислама». Особенно это относилось к тем, кто непосредственно в своей работе был связан с исламскими радика­лами. Здесь, конечно, прежде всего следует назвать самую могу­щественную спецслужбу – Общевойсковую разведку (ОВР).

Десятилетиями она играла центральную роль в Афганистане -сначала помогала муджахедам воевать с советскими войсками, а затем участвовала в создании и поддерживала фундаменталист­ское террористическое движение Талибан. Многие из тех, кто долгие годы работал с исламистами по долгу службы, заражались их идеями. Генерал Хамид Гул – глава ОВР в «советский период» -стал традиционалистом и сторонником талибов. Его преемник Дж. Насир сделался набожным мусульманином и первым из паки­станских генералов стал носить длинную бороду. Многие работ­ники ОВР после окончания службы вступали в исламистские политические партии (особенно в Джамаат-и ислами).

ОВР и другие воинские службы содействовали вместе с основ­ными традиционалистскими партиями появлению военизирован­ных исламо-радикальных организаций для террористической дея­тельности в Кашмире и Афганистане. Их создатели считали, что Добиться успеха в противостоянии с Индией в Кашмире можно только разжиганием исламского экстремизма, помощью боеви­кам, что успех джихада вынудит Индию пойти на уступки.

По­этому и были созданы такие террористические организации, как Лвшкар-и тойба («Воинство правоверных»), Харкат-улъ-муджа-хеддин («Движение борцов за веру»), Джаиш-и Мухаммад («Ар­мия Мухаммада»), Сипах-и Сахаба-и Пакистан («Пакистанские воины Пророка») и др. Каждая из этих организаций ориенти­ровалась на ту или иную исламистскую политическую партию и прежде всего на Джамиат-улъ улама-и ислам, Джамаат-и ис-лами и др. Через некоторое время эти военизированные груп­пировки стали представлять угрозу самому Пакистану, и послед­нему военному правителю генералу П. Мушаррафу пришлось вести с ними серьезную борьбу.

Длительное пребывание военных у власти вызывало широкое недовольство в стране. Достаточно стабильный экономический рост во многом объяснялся крупными размерами внешней помо­щи со стороны Саудовской Аравии, США, Японии, Китая, ряда западноевропейских стран; немалую роль играли поступления от пакистанцев, работавших в странах Персидского залива, доволь­но благоприятные погодные условия и др.

Тем не менее экономи­ческое положение Пакистана оставалось сложным. Росли дефи­цитное финансирование, внешняя задолженность, инфляция, це­ны на товары первой необходимости, внешнеторговый дефицит. Внешний долг страны достиг в 1982 г. 12 млрд. долл. Увеличива­лись непроизводственные расходы. Иностранная военная помощь стимулировала рост собственных военных расходов Пакистана. Значительные средства тратились на создание ядерного оружия.

Известные события в Афганистане вызвали большой поток беженцев, которые разместились главным образом на северо-западе Пакистана. Число иммигрантов составило более 3 млн. человек. В районах их размещения происходила напряженная борьба между пришельцами и местными жителями из-за земли, пастбищ, воды. Богатые выходцы из Афганистана скупали скот, дома, земельные участки, городской транспорт.

В районах пребы­вания беженцев установились более высокие цены, чем в среднем по стране; резко возросла безработица. В тесной связи с афган­скими событиями в Пакистане возникла еще одна проблема – нар­котиков. Пакистан превратился в одного из основных участников международного наркобизнеса, что, с одной стороны, негативно влияло на его международные позиции, а с другой – в стране, где этой проблемы практически не было, наркомания приобрела опасные размеры. Естественно, все это усиливало нестабильность в стране, что составляло основную проблему для правительства.

Развитие рыночных отношений и частного сектора, как обыч­но, сопровождалось ростом неравенства между бедными и богатыми. В Пакистане в этот период имел место феномен, именуе­мый в конфликтологии как «условная депривация»; когда поло­жение людей несколько улучшается, вызывая при этом масштаб­ный подъем ожиданий и надежд, которые удовлетворены не были, что ведет, естественно, к резкому всплеску недовольства.

Расширение денежного оборота, значительные потоки финан­совых средств из-за границы, крупные поставки оружия, продо­вольствия, медикаментов и других материальных ценностей для афганских муджахедов, которые распределялись в Пакистане, ве­ли к резкому увеличению масштабов коррупции, хищений, спеку­ляции и т. д. «Теневая экономика» страны в середине и конце 1980-х годов достигла 30-40 % от легальной.

Originally posted 2013-01-30 03:28:56. Republished by Blog Post Promoter

Отзывов (2)

  1. Иван says:

    Не умел Пакистан нормально общаться никогда

    • Ларион says:

      И сейчас не умеет, премьер предлагает 100тыщ за убийство – низко!

Ваш отзыв