Декларация о намерениях

23 Sep 2012

Стоит отметить, что провозглашенные Бхутто реформы оказа­лись всего лишь декларацией о намерениях. За указами его правительства  которые успел одобрить парламент, должны были последовать законы, принятые провинциальными собраниями. После падения правительства Бхутто о земельных реформах и введении сельскохозяйственного подоходного налога не вспоминали. Скорее всего, это свидетельствует о том, что Бхутто зашел в популизме слишком далеко.

Впрочем, до поры до времени его тактика запугивания рефор­мами представителей высших и средних слоев и привлечения на свою сторону широких масс оправдывала себя. Партийный конт­роль над голосами сельских избирателей, помноженный на адми­нистративный ресурс, давали партии Бхутто явный перевес.

Однако в городах расклад сил был далеко не ясен. Попу­листская стратегия, направленная, с одной стороны, на ущемле­ние политических возможностей буржуазного слоя, а с другой -на удовлетворение интересов традиционных верхов, а также и самых низов, успела оттолкнуть от Бхутто значительную часть общества, разочаровала и заставила перейти в стан оппозиции былых сторонников.

Начало предвыборной кампании заставило оппозиционные партии объединиться в Пакистанский национальный альянс (ПНА). В блок для участия в выборах неожиданно быстро вошли все основные оппозиционные партии, от происламских до левых. Место запрещенной Национальной народной партии заняла Национальная демократическая. Общее число партий равнялось девяти. Председателем ПНА был избран руководитель ДУИ Маулана Муфти Махмуд, а парламентский совет из представи­телей всех девяти партий возглавил лидер Пакистанской мусуль­манской лиги Пир Пагаро (наследственный глава суфийской секты хуров из Синда).

Видную роль в предвыборной агитации ПНА играл также маршал авиации в отставке Асгар Хан. Хотя он и уступал Бхутто в качестве оратора, его инвективы против диктатора и демагога находили отклик в городской политизированной среде. Тем более что они подкреплялись ссылками на неэффективность государ­ственного сектора экономики, небывалое расширение ввоза в страну предметов роскоши, четырехкратный рост ассигнований на полицию и столь же быстрое увеличение числа преступ­лений.

Оппозиция настраивала своих сторонников на то, что резуль­таты выборов будут подтасованы. Масла в огонь добавили сооб­щения о досрочном избрании в парламент ряда кандидатов от правящей партии. Избирательная комиссия определила сжатые сроки (до 19 января) для заполнения документов, необходимых для регистрации в качестве кандидата. Согласно правилам, в случае  если в каком-либо избирательном округе документы подал один кандидат, он объявлялся избранным «за неимением оппонента». Таким путем сам Бхутто и еще девять представителей Пакистанской народной партии оказались победителями в Синде. При этом оппозиция обвиняла власти в том, что они прибегали к насилию, чтобы не допустить регистрации, и указывала на ряд случаев исчезновения потенциальных кандидатов в период по­дачи документов.

Почти два месяца агитации прошли в достаточно мирной, но напряженной обстановке. Правительство использовало находив­шиеся в его распоряжении финансовые ресурсы для организации массовых митингов и процессий. Характерным его приемом была доставка сельских жителей на автобусах и грузовиках в крупные города для участия в манифестациях под трехцветным флагом ПНП. При этом участникам платили небольшие деньги.

ПНА также не испытывала недостатка в средствах. Почему это произошло, остается предметом догадок и спекуляций. Из внешних сил фигурируют США и Саудовская Аравия. На амери­канцев впоследствии несколько раз недвусмысленно указывал сам Бхутто, обвиняя их в желании выполнить свою угрозу и «дестабилизировать ситуацию», чтобы преподать ему «страшный урок». Участие Саудовской Аравии не исключено ввиду явного расположения, которое в Эр-Рияде оказывали одной из основных партий ПНА Джамаат-и ислами.

Накалу предвыборных страстей соответствовала высокая активность избирателей на выборах (около 60 %, больше, чем в 1970 г.). Победа партии Бхутто оказалась слишком бесспорной. Из 17 млн. голосовавших за ПНП, по официальным данным, отдали голоса более 10 млн. (58 %), а за кандидатов ПНА – около 6 млн. (35 %). Но из 200 мест в парламенте абсолютное боль­шинство – 155 (78 %) – досталось правящей партии, а ПНА полу­чила только 36 мест (18%).

ПНА немедленно объявил, что считает результаты выборов явно и грубо подделанными, и отказался участвовать в назначен­ных на 10 марта выборах в провинциальные законодательные собрания. Следуя призыву о бойкоте, на провинциальных выбо­рах голосовала только половина из тех, кто за три дня до этого пришел к урнам. Во всех провинциях подавляющее большинство получила ПНП; в Синде, например, – 100 % .

На следующий день после провинциальных выборов оппози­ция призвала к всеобщей забастовке, харталу. Призыв поддер­жали практически во всех городах, деловая жизнь там полностью замерла. На опустевших улицах периодически возникали мани­фестации сторонников и противников режима, происходили столкновения между ними, появились первые жертвы кризиса.

Отзывов (2)

  1. Иван says:

    Не верьте во все это!

Ваш отзыв